“Армянин должен думать, мыслить на армянском… Если это не так, значит что-то в нас меняется…”

Газете армян России «Еркрамас» исполнилось 20 лет. На протяжении двух десятилетий ее бессменным редактором является Тигран Тавадьян. На заре 90-х патриотически настроенный  студент Кубанского Медицинского института, собрав вокруг себя пару-тройку единомышленников, решил издавать армянскую газету. Ему и в голову тогда не могло прийти, что этот почин круто изменит всю его жизнь. Впрочем, предоставим слово самому «юбиляру».

—Тигран, как началась ваша карьера редактора?

— Я учился на 6 курсе Медицинского института, когда ко мне пришла  идея с изданием газеты. Мы с друзьями нашли спонсора, его единственным условием было, чтоб газета называлась «Оджах». Почему «Оджах», не знаю, так хотел спонсор. Весь материал был уже собран и набран… Но, нашему детищу не суждено было появиться на свет. Об этой затее узнали в армянской общине Краснодара, весьма обрадовались, так как у них была идея издавать газету, но не было редактора. Так, в 1993 году я стал редактором газеты «Маштоц» — официального издания общества армянской культуры имени Месропа Маштоца.

—-Тигран, вы так легко об этом говорите. А трудности? Их не было? Вы же из одной сферы попали в диаметрально противоположную… А как домашние восприняли эту новость?

—Нет, трудности я не испытывал, так как с детства был в теме. Родом я из Сухуми, мои предки выходцы из Западной Армении, из Ардвина. Рассказами, воспоминаниями, полемикой на исторические темы я пропитан с детских лет. Национальная тематика в нашей семье всегда превалировала… Единственное, о чем очень жалею, что родители отдали меня учиться в русскую школу, хотя в Сухуми была и армянская.

Я рос в семье врача и мое будущее таким образом было предопределено с детства. Поэтому, естественно, отец меня отговаривал от идеи с газетой: «ай тха сначала поработай врачом, а потому уже и газету начнешь издавать и в партию вступишь…». С высоты прожитых лет я понимаю, что отец был во многом прав, но приведись повторить свой путь, я бы наверно пошел тем же.

Организационную и образовательную помощь в издании первого номера газеты мне оказал редактор ереванской газеты «Азатамарт» Айказун Алврцян, ныне возглавляющий Фонд по изучению Западной Армении.

«Маштоц» под моим руководством издавалась три года. Именно в те годы я познакомился со своей будущей женой Ефимией Беджанян, вместе мы в «Еркрамасе» все эти годы.  По образованию она филолог, пишет и публикует рассказы на армянскую тематику.

Но со временем у меня стали возникать разногласия с руководством армянской общины Краснодара. Скажем так, сформировалось свое видение ее функциональности, в корне отличавшееся от того, что я видел на деле.

Я принял решение учредить свою независимую газету. Назвал ее «Еркрамас», что значит часть Родины. Для меня это Западная Армения — Отечество подавляющего большинства армян, проживающих в Краснодарском крае.

Первый номер газеты спровоцировал большой скандал. Как это, вне общины, без ее позволения и разрешения кто-то посмел что-то сделать. На очередном правлении общины было принято постановление о том, что я предатель армянской нации со всеми вытекающими последствиями. Это сейчас я вспоминаю все с улыбкой… Тогда же шло мощное давление на меня и было не до смеха. Но вопреки всему, газета очень быстро стала набирать популярность среди читателей и судьба ее таким образом была предрешена

—В чем по-вашему был  секрет успеха изначально?

—Мы пытались донести до читателя, что он, именно он, является частью чего-то глобального под названием армянская нация. Показывали жизнь армянской диаспоры, события в Армении, но не тот официоз, который получали по телетайпу. Мы избежали ошибки, которую позволяют себе некоторые национальные издания Спюрка – публикацию кулинарных рецептов, армянских  сказок, анекдотов и т.д. Все это можно почерпнуть в специализированных изданиях. Мы же старались дать читателю то, что ему было недоступно. И, главное, мы писали правду, публиковали довольно резкие материалы, а тогда были времена сложных взаимоотношений с властью, с казачеством… Мы не боялись писать об этом. Вспомните,  подавляющее большинство армянских СМИ в диаспоре предпочитало тогда замалчивать проблему или подавать ее под соусом «великой русско-армянской дружбы».

Много воды утекло с тех пор… Сейчас у меня другое восприятие ситуации. Считаю, что глобальным вопросом для армян как в  России, так и в мире надо признать не защиту своих прав в стране проживания или какую-то ее составляющую. Плохо или хорошо, но права эти  защищены. И танцевальные, и образовательные кружки есть, вот третью армянскую церковь в Краснодаре хотят строить (правда, к чему – это вопрос, две существующие пустуют). Главной темой для армян должна быть Армения, Карабах, отторгнутые земли… Пока есть государственность, сильная и стабильная родина, мы из себя будем что-то представлять.

Я не верю в существование армянской диаспоры долгосрочно. Все идет к ассимиляции. Часть армян меняет фамилии, сплошь и рядом смешанные браки. И если дети, рожденные в таких союзах в Армении, растут в своей среде, то вне нее — это происходит иначе. Здесь дети от смешанных браков будут такими, какими им выгоднее быть. Быть армянином, это не только есть толму, слушать армянскую музыку и иметь фамилию на «ян». Армянин должен думать, мыслить на армянском, армянин должен жить Арменией… Если это не так, значит что-то в нас меняется.

—Опыт моей работы в армянской общине Армавира позволил взглянуть на ситуацию так сказать изнутри. У соотечественников, особенно у молодежи,  большой патриотический потенциал. Нераскрытый. Он в них бурлит, дремлет и ищет выхода. Нам, взрослым, надо всего лишь правильно им распорядиться и уверяю вас результат превзойдет все ожидания.

Согласен. И даже приведу пример молодежной организации в Сочи «Народная память». Они хорошо начали, но увы… не встретили поддержки и понимания. Ребята на свои средства лоббировали армянское интересы в городе — развешивали баннеры к 24 апреля, проводили пикеты, переводили и тиражировали своими силами исторические фильмы, словом показывали четкую и спланированную деятельность. Но ко двору не пришлись. Почему? Потому что посмели работать вне структуры Союза армян России. Перспектива попасть в жернова этой организации задушил в массах не одну инициативу. Это монополисты. Шаг вправо или влево от них считается расколом и преследуется. Между тем, не каждый армянин в России разделяет их политику, точку зрения и по сути имеет право выбора.  Но, как показывает жизнь, своим правом он не может воспользоваться. Посудите, разве есть Союз армян Франции или Америки? Нет. А России — есть.

Поверьте, знаю не понаслышке, большинство САРовских управленцев решают свои местнические проблемы, вопросы бизнеса. Они даже не понимают, чем надо заниматься на этом посту. В лучшем случае отмечают государственные праздники Армении, 28 мая, 24 апреля, поздравляют нужных людей, содержат средней руки танцевальный коллектив и поддерживают «Единую Россию» на выборах. При возникновении же серьезных разногласий с властями, как в случае с демонтажем памятника Андранику Озаняну в Сочи,  САР предпочитает отмалчиваться и уходить в тень, чтобы не конфликтовать с властью. Лоббистской, идеологической работы с молодежью нет. Те же группы по изучению армянского языка максимум, что дают – возможность читать по буквам, писать, но не говорить, не мыслить на родном языке. Есть, конечно и в САРе исключения, некоторые региональные отделения организации работают вполне достойно, но они скорее исключение из правила.

—Тигран, в своих интервью вы нелестно отзывались о работе Министерства Диаспоры в Армении.

—Да, я говорил, что оно не оправдывает ожидания армян в России, так как, вероятно, наши ожидания от этой структуры не вполне совпадают с задачами Министерства. Например, Министерство предпочитает сотрудничать с официальными структурами, в частности с Союзом армян России, в то время как большая часть армян туда не входит. Впрочем, может, это больше наша проблема, чем Министерства диаспоры, так как мы тут не достаточно организованы, с нами работать труднее, чем с соотечественниками из других стран. Тем не менее, Министерство диаспоры необходимо, и его работа в ситуации с армянскими беженцами из Сирии, лишнее тому подтверждение.

Армянская община Краснодарского края по официальным данным насчитывает более 270 тыс. человек, по неофициальным — эта цифра доходит до полумиллиона. По составу она очень разнородна и разобщена – часть ее это выходцы из Западной Армении, есть выходцы из Абхазии, Карабаха, Джавахка и Азербайджана, немало и переселенцев из Республики Армения. Все они отличаются друг от друга как менталитетом так и степенью подверженности ассимиляции.

—Вернемся к газете. Какие направления остаются в ней актуальными как и 20 лет назад?

—Это культурная и политическая жизнь в Диаспоре и на Родине, вопросы Ай Дата, признание Геноцида армян мировым сообществом и перспективы ликвидации последствий Геноцида. Думаю, это те направления, которые помогают армянам оставаться армянами. И конечно, основное направление в газете, как в печатной, так и электронной версии – это вопросы репатриации. Исход с насиженных мест необходимо во что бы то ни стало остановить и повернуть процесс вспять. К чему все эти разговоры о демократии, о строительстве демократического общества в Армении, если население страны уменьшается? Пусть демократии будет меньше, а людей больше.

Чтоб не быть голословным, я лично принял решение переехать на ПМЖ на свою родину, в Армению. Идея эта зрела во мне давно. Я всегда думал, отправлю дочь учиться в Ереван, потом перееду сам. Дочь уже четвертый год учится в Ереванской Государственной консерватории им. Комитаса. Жалею об одном, что не было возможности переехать в Армению, когда она еще училась в школе. Здесь, в Краснодаре, она изучала армянский язык, но свободно говорить и мыслить на нем так и не смогла. Очень надеюсь, что если не у дочери, то хотя бы у внуков это получится.

Вот это новость! А как же ваше детище?

Я присматриваю себе замену. Пока желающих нет. По большому счету работать приходится в прямом смысле слова на голом энтузиазме. Газета сейчас переживает не лучшие времена в финансовом отношении. Сказывается экономический кризис, сократилась в разы реклама. На днях мы потеряли сотрудника, моего заместителя, скоропостижно скончавшегося Артура Терьяна. Он обеспечивал распространение «Еркрамаса» в Москве и Подмосковье, а это примерно 50% всего тиража. Это место сейчас вакантно.

Слава Богу, есть надежные, старые друзья, которые вошли в Попечительский совет и выделяют средства на работу Информационного Центра и издание ежемесячного тиража. Во время прошлогодней апрельской войны в Карабахе, мы пропустили два-три выпуска газеты, так как организовывали сбор средств для отправки на фронт. Не представите, сколько гневных звонков и упреков услышали в свой адрес. Мол, где газета, почему нет выпусков, куда вы тратите деньги, что вам платит община. Некоторые по наивности убеждены, что нас финансирует община или наши толстосумы.

—А что толстосумы? Ведь в крае проживает так много состоятельных людей…

Мариэтта, мне 47 лет. Это не тот возраст, чтоб ходить с протянутой рукой. Да и положат ли в нее что-нибудь. А если и положат, устроят ли меня их условия? Я не хочу сказать, что это плохие люди… нет. Просто они сами газету не читают и потому не видят в ней необходимости.

—Тигран, несмотря на трудности, Вы проделали большой путь, достойный уважения. Я уверена под этими словами подписались бы тысячи Ваших читателей. Коллектив газеты «Аспарез» поздравляет Вас с юбилеем и желает не останавливаться на достигнутом.

—В свою очередь позвольте поздравить коллектив «Аспареза» с вековым юбилеем. Так держать. Когда-то в юности каким-то чудом ко мне попал номер этой газеты. Я ее проштудировал от и до. Я учился на ней… Особенно запомнились колонки с перечнем семей, сделавших пожертвования в фонд газеты. Чтоб нам так жить!

Беседу вел специальный корреспондент газеты «Аспарез» Мариэтта Малумян, Краснодар – Лос-Анджелес

Գրառումը կատարվել է Գերատեսչություններ և կազմակերպություններ, Գործարարություն, Կրթական համակարգ, Սփյուռք բաժնում։ Էջանշեք այս հղումը.